Мифология. Мифотворчество » Мифологический континуум средневековья » Отношение к античной мифологии

Отношение к античной мифологии



Столь же противоречивым было отношение Средневековья к важнейшей составной части античного наследия - античной мифологии. Официальному доктринальному неприятию мифологии всегда противостояли сначала робкие, а затем все более уверенные попытки ее осмысления.

Латинская апологетика не жалела черных красок для критического обличения античной мифологии. Так, сокрушительная критика античной мифологии содержалась в трудах Августина.

Он сосредоточил основное внимание на демонстрации бессилия языческих богов (они по своей природе не могут быть всемогущественными и потому допустили гибель Рима), на аморализме языческой мифологии, ее противоречивости и бессистемности (постоянно путаются функции богов, субординация между ними и т. д.). Латинскими апологетами (например, Минуцием Феликсом) особо подчеркивалось низменное происхождение языческих верований и идолов. Невежество и наивность первобытного человека порождали язычество и идолопоклонство. Только очень наивный человек мог верить в существование кентавров, Гидры, Сциллы и Харибды... Но, кроме того, древние люди превращали в богов образы тех своих царей, которым они воздавали божественные почести.

Наряду с крайне отрицательным отношением к античной мифологии в Средневековье никогда не умирала (время от времени лишь усиливаясь или ослабляясь) традиция терпимого отношения к античному мифологическому наследию. Для нее было важно найти прежде всего морально-этическое обоснование. Такое обоснование было найдено. В соответствии с ним знание античной мифологии угрожает лишь тем, кто не твердо верит в Священное Писание. Для тех же, кто прочно стоит на почве христианства, знание языческой мифологии не несет в себе угроз (потерять веру в Откровение и др.), но может обогатить новым знанием (особенно тех истин, которые скрыты под покровом аллегории), познакомить с делами "хороших людей" (примерами их высокой нравственности, политическими характерами и поступками), помочь в составлении школьных программ и т. д. При этом, разумеется, античные примеры объявлялись лишь слабой тенью христианской нравственности.



Результатом такой толерантности явилось усвоение средневековой литературой античной мифологии (например, "История о разрушении Трои", "Хронография" Иоанна Малалы и др.). В свою очередь "История о разрушении Трои", написанная в позднеримскую эпоху (V-VI вв.), послужила основой не менее трех средневековых поэм, в частности поэмы Иосифа Искана "О Троянской войне" (ок. 1185 г.) и поэмы Альберта Стаденского "Троил" (ок. 1249 г.) и целого ряда прозаических произведений, самым известным из которых была "История разрушения Трои" Гвидо де Колумна (конец XIII в.), к которой восходят древнерусские прозаические произведения о Троянской войне. Представления о древней мифологии черпались средневековыми авторами из поздних латинских компиляций, пересказов, в которых обычно терялось существенное и выпячивалось второстепенное. Такая литература не столько приобщала читателя к античному мифологическому наследию, сколько предоставляла в его распоряжение расхожий набор сентенций, образов, сюжетов, цитат, острот.



В общем ретроспективном отношении Средневековья к античной мифологии в качестве его составляющих могут быть выделены следующие этапы: от абсолютного неприятия к простой рецепции, далее к реминисценциям и интерпретациям, попыткам разобраться, затем к заимствованиям (сначала спорадическим, а потом систематическим), росту влияния и, наконец, формированию традиции и попыткам теоретического осмысления сущности мифа.


Вы читаете полную версию - "Отношение к античной мифологии"



Рекомендуем просмотреть