Мифология. Мифотворчество » Мифология и история » Рациональное прочтение евангельского мифа

Рациональное прочтение евангельского мифа



Романтики весьма робко переносили свои толкования сущности мифа на евангельскую мифологию. Они видели в ней нечто большее, чем обыкновенный миф. По их мнению, библейская история не измеряется земными, "посюсторонними" мерками и лежит за границей научного, рационально-теоретического анализа.

Так, например, Шлейермахер подчеркивал, что четыре евангелия в сущности мифами не являются, их содержание - не миф, а чудо. Образность и поэтичность библейской истории совсем иной природы, чем поэтичность и образность древних мифов. Ведь действующее начало в Христе было не человеческим, а божественным.

Однако рано или поздно должна была подойти очередь рационалистического прочтения и евангельского мифа. Почва для этого была подготовлена просветителями, романтиками, а также рационалистически ориентированной протестантской теологией. Решающий шаг в этом направлении был сделан младогегельянцами.

В христианстве главная тайна человеческой истории скрыта в евангельском мифе о жизни Иисуса Христа, его пришествии, вочеловечивании и чудесном уходе из земного мира в мир "иной", потусторонний. Просветители XVII-XVIII вв. уже подготовили общественное сознание к тому, что в исторических объяснениях следует избегать всего того, что противоречит разуму и именуется чудом. А романтики убедительно показали, что миф - это продукт коллективного бессознательного творчества народа. К тому же и протестантская теология исходила из того, что каждый верующий - ни на кого не полагаясь, усилиями своего собственного разума - не только может, но и обязан постигать таинственный смысл Священного Писания. Разум и вера не противоречат друг другу, а значит, и чудесная составляющая Писания рано или поздно должна стать предметом не только веры, но и рационально-логического осмысления.

Правда, на этом этапе возникало серьезное противоречие. Ведь, как писал младогегельянец Д. Штраус, "наука не может вообще признавать чудес в религиях, не упраздняя самое Себя в других сферах познания". Чтобы разрешить такое противоречие, следрвало изменить отношение к самому понятию чуда, т. е. эффекту непосредственного произвольного вмешательства Бога (как высшей, бесконечной и всемогущественной причины) в протекание природных процессов. Ему следовало дать иное объяснение. Каким может быть такое объяснение? Ответ на этот вопрос оказался в центре внимания радикальных левых последователей Гегеля - младогегельянцев. Для его решения они ввели в романтическую трактовку мифа два новых допущения.

Первое состоит в том, что Бог не нуждается в чуде, поскольку чудеса не возвеличивают Бога, а, наоборот, принижают его. Откуда же тогда в Священном Писании столько упоминаний о чудесах, совершенных Богом? Тем более что многие из них (например, появление звезды волхвам, преображение Иисуса, чудесное насыщение, исцеление хромых, прокаженных и глухонемых, воскрешение мертвых, хождение по воде и др.) трудно признать естественными явлениями природы. Для ответа на этот вопрос младогегельянцы ввели второе допущение: чудесные элементы Священного Писания являются продуктами мифопоэтической переработки истории жизни реального человека - Иисуса Христа.



Вы читаете полную версию - "Рациональное прочтение евангельского мифа"



Рекомендуем просмотреть