Мифология. Мифотворчество » Век просвещения о сущности мифа » Кант и наука о мифе

Кант и наука о мифе



В проблематике мифотворчества немецкая просветительская традиции XVIII в. основное внимание уделяла религиозному аспекту мифа. Поэтому и Кант оценивал мифологию не с эстетической или познавательной, а с религиозной точки зрения. Для него мифология - этап в развитии религиозного сознания, средство морального воспитания человечества.

Будучи по своим природным основаниям эгоистичным и злым, человек тем не менее не лишен и определенных задатков добра. Необходимость развития добрых задатков, преодоления в человеке злого начала, заложена в человеческом общежитии. Однако такая необходимость не может осуществляться "исключительно посредством стремления отдельного человека к его собственному моральному совершенству, а требует объединения людей в одно целое ради той же цели, т. е. системы благомыслящих людей, в которой и благодаря единству которой это благо только и может осуществиться". Эту функцию выполняют религиозные общины, являясь по сути этическими общностями. Каждая историческая эпоха рождала свою форму таких общин.

Кант вполне в духе Просвещения XVIII в. считал, что языческие, мифологические формы религии порождены страхом человека. При этом страх он понимал как чувство вины, как переживание невыполненного долга. Страх и есть движущая сила истории морали; не было бы страха - не было бы в мире добра. Страх в союзе с воображением порождают образы богов и иллюзии божественных запретов, ограничений, табу. Постоянное чувство вины перед богами за нарушение таких ограничений приводит к идее искупительной жертвы, жертвоприношения. Подобная первобытная "эмпирическая" вера имеет частный характер и должна быть соединена с моральной верой; такое соединение необходимо для утверждения Добра. Его осуществляет церковь. Революция в религии происходит тогда, когда идея жертвенности поднимается до уровня идеи самопожертвования (Христос, "сын божий", богочеловек). С возникновением христианства моральная вера начинает преобладать над народной религиозной верой, приходит осознание того, что только моральная вера может спасти человечество.



Такая, в общем, довольно бедная характеристика первобытной мифологии в творчестве Канта тем не менее не означает, что он не оказал никакого воздействия на науку о мифе. Такое воздействие реализовывалось в эстетике, где кантовские идеи были с восторгом подхвачены Ф. Шиллером, И. В. Гете и оказали влияние на концепции мифа XIX в., в том числе и романтические. Прежде всего, это идея "свободной игры" как момента эстетического творчества, когда активность человека обращена не на какую-то цель, а на самого себя. Ф. Шиллер с восторгом подхватил и развивал идеи Канта об игровой составляющей искусства. Кроме того, важную роль сыграли и представления Канта о единстве образно-художественной и познавательной сторон поэзии, которую он считал высшей формой художественного творчества. Поэзия наиболее концентрированно воплощает возможности воображения, выходит за пределы интеллектуальных и образных средств выражения и развивает их; в максимально возможной степени реализует творческую свободу.

Друг Гете К. Ф. Мориц в своем "Учении о богах" призывал рассматривать миф не как "истинную историю", а как "историческую истину". В мифе нужно видеть некоторое историческое поэтическое явление. Миф есть поэзия. Не миф содержит в себе историю в виде аллегорий, иносказаний, а сама история содержит в себе миф как важный элемент культуры. Миф - это поэтическая праформа человеческой духовности. Миф самоценен как выражение прекрасного. Так постепенно закладывались предпосылки романтической трактовки мифологии.


Вы читаете полную версию - "Кант и наука о мифе"



Рекомендуем просмотреть