Мифология. Мифотворчество

Деятельность и общение в эпоху Средневековья

Деятельность и общение в эпоху Средневековья


Эпоха Средневековья - один из величайших и колоритнейших периодов истории человечества. Он зародился на развалинах и пожарищах эллинистически-римского мира, рухнувшего под безжалостным натиском полчищ варварской, все сметающей на своем пути конницы, а завершился спустя более чем через тысячелетие крушением феодально-крепостнического режима под ударами буржуазных революций XVI-XVIII вв. "Закованное в латы" Средневековье - эпоха одновременно и мрачная, и яркая.

Она насыщена драматическими эпизодами многовековой борьбы государств и народов, церкви и светской власти, пап и императоров, Востока и Запада, ортодоксии и еретизма, классовыми и национально-освободительными восстаниями. Она полна изуверства, подавления малейших проявлений свободной человеческой мысли в пламени костров; ужасных памятников человеческого безумия - вроде крестовых походов, в том числе детских. В то же время она несла с собой самобытный, неповторимый и даже сейчас не во всем нами понятый тип культуры. Причем культуры в своей сущности высокодуховной, часто личностно-бескорыстной, а также импровизационной, с празднично-игровой, маскарадной формой радости и ликования, такой культуры, которая умела и возвысить человека, и приземлить его.

Но Средневековье - это еще и эпоха высокого взлета рациональности, первых успехов научной, правовой, моральной и ...

читать полную версию - "Деятельность и общение в эпоху Средневековья"


Ценностно-эмоциональный характер средневекового сознания

Ценностно-эмоциональный характер средневекового сознания


Привязанность к земле, малая подвижность населения, подчиненность образа жизни ритмике природных процессов, слабость отношений общения - характерные черты средневековья. Средневековое мироощущение существенно определялось чувственно-эмоциональным отношением (переживанием) к своему дому, к своей усадьбе, к семье, общине.

Как и в древности, человек в своем сознании наделял себя природными качествами, а природу - человеческими. Все это наделяло средневековое сознание весомыми моментами первобытного мифологизма. Наследие первобытного, мифологического мышления здесь еще сильно. Античный опыт во многом утерян или попросту еще не усвоен. Потому в средневековом сознании еще слабо устанавливаются различные границы между вещами, а любая ассоциация на основе какого бы то ни было сходства может легко превращаться в представление о мистической сущностной связи; мир сплошь символизирован, вещи придается прежде всего сигнификационное, знаковое значение.

Средневековому сознанию были свойственны повышенная эмоциональность, экзальтированность. Средневековый человек быстро и легко переходит из одной крайности в другую: от слез к смеху и от смеха к слезам, от суровой, лишенной радости, религиозной аскезы к пестрому, развлекательному, зрелищному, насыщенному игрой образов празднику; он все время допускает смешение фарса и ...

читать полную версию - "Ценностно-эмоциональный характер средневекового сознания"


В эллинистической мифографии

В эллинистической мифографии


В эллинистической мифографии трезвое, рациональное изучение мифологии и художественно-образная, литературная ее переработка нередко шли рука об руку. Причем мера переработки могла быть различной: от поэтического пересказа древней мифологии при соблюдении требований эпического жанра ("Аргонавтика" Аполлония Родосского, "Деяния Диониса" Нонна Панополитанского и др.) до радикальной переработки мифологии в "сакрально-авантюрный" (Дионисий Скитобрахион), социально-утопический роман.

Поздние эллинистические произведения эпического жанра (например, "Деяния Диониса" Нонна Панополитанского, V в.) сочетают элементы мифопоэтического эпоса (отсутствие индивидуального портретного описания, эпическое преобладание общего над единичным и т. п.) с новыми эстетическими требованиями и канонами, сложившимися в приключенческом и любовном эллинистическом романе, в проповеднической литературе, в риторике и т. д. Здесь не пересказываются старые мифы, а творятся новые с буквальным смыслом, лишенным даже намека на аллегоризм и символизм. Творятся одновременно по законам и эпического творчества, и профессиональной повествовательной литературы, сочетая их "блеск и нищету".

При переработке мифологии в мифологический роман на основе авторского идейного замысла во имя увлекательности свободно перекраивается сюжет, трагедия становится мелодрамой, чудесное - фантастической ...

читать полную версию - "В эллинистической мифографии"


Фанатическая вера

Фанатическая вера


Повсеместно распространяется фанатическая вера в целителей, колдунов, чудотворцев, прорицателей. Чувственный экстаз все чаще рассматривается как необходимое условие религиозности. Нарастают ощущения тревоги, страха, все большее значение уделяется понятиям осквернения, очищения, божьего возмездия. Суеверность расценивается как положительное качество человека: значит, он богобоязнен. Суеверие - это смирение перед богами. Доминирующим настроением многих становится мучительная жажда личного спасения (если не тела, то души) от прозябания в этом мире и мук в потустороннем. Формируется почва для сотериологических религий, религий спасения.

Такие настроения находят свое выражение в художественной литературе, где преобладают романы со сказочно-фантастической тематикой: невероятными приключениями, тайнами, чудесами, ужасами, убийствами, воскрешениями, жестокостями, переплетающимися с некоторыми элементами реального исторического повествования (часто - это история Александра Македонского), с действительными названиями стран, городов, морей и т. д. Из мистериально-фантастического романа вырастает такой жанр античной прозы, как парадоксография, в которой изображались необычные, "чудесные", страшные явления природы и повседневной жизни. Страницы парадоксографических книг были заполнены рассказами "очевидцев" о вызывании духов, чудесных исцелениях, призраках, гуляющих статуях, воскрешении мертвых и ...

читать полную версию - "Фанатическая вера"


Развитие мифографии

Развитие мифографии


В эпоху эллинизма выдающегося развития достигает мифография. Продолжают создаваться хорографические своды, но уже не на основе собственных наблюдений, а на обобщении книжных источников ("Описание Эллады" Павсания, "Римские древности" Дионисия Галикарнасского и др.), появляются отдельные своды по мифологии тех или иных стран (например, "Кикл о Крите и о бывших на Крите богах и героях" Менекла Теосского), типологии мифов.

Продолжается и укрепляется традиция филологического изучения древнегреческой мифологии, прежде всего текстов Гомера, которые уже были не совсем понятными и с точки зрения языка, и по своему содержанию.

Несколько поколений александрийских ученых (Каллимах, Зенодот Эфесский, Эратосфен, Аристофан Византийский, Аристарх Самофракийский и др.) провели грандиозную работу по исправлению и изданию гомеровских текстов, поиску принципов систематизации мифов, совершенствованию жанра литературно-мифологического комментария, написанию научно-популярных (в современной терминологии) руководств по мифологии. К классическим эпическим формам александрийские ученые относились прежде всего как к объектам научного исследования, а не художественно-эстетического восхищения. На место восхищения, преклонения и уважения пришло издевательское и пренебрежительное отношение. Так, Каллимах (Эпиграммы, XXVIII) следующим образом характеризовал свое отношение к ...

читать полную версию - "Развитие мифографии"