Мифология. Мифотворчество » Античная рационализация мифа » Миф не есть реальное прошлое

Миф не есть реальное прошлое



История - это древнегреческое слово. Уже у Гомера его употребление указывает на острую мыслительную направленность зрительного восприятия, вследствие чего тот, кто видит, не просто видит, но еще судит об увиденном и даже является свидетелем или авторитетом в той области, которую он воспринимает зрением. В VI-V вв. до н. э. слово "история" начинает использоваться в значении "исследование", "розыск с целью установления истины", но первые историки предпочитали называть себя логографами или писателями (синграфеями).

Древнегреческая традиция научно-исторического исследования формировалась на основе творческого синтеза мифопоэтической традиции (киклические поэмы, генеалогические, этногенетические мифы и др.), летописной традиции (в том числе официальные документы, календарные и хроникальные записи, законодательные акты, договоры и др.), мифографической и логографической литературы, географических и этнографических описаний. Все это подвергалось критико-рациональному анализу и под таким углом зрения обобщалось. Прошлое следовало перетолковать, мысленно подвести под те (диктовавшиеся реальной практикой жизни) рациональные мерки, которыми оценивалась современность. Это неизбежно вело к тому, что мифологический образ прошлого все в большей мере ставился под сомнение.

Первые попытки критического отношения к древнейшей мифологии мы находим у Гекатея Милетского (550-490 гг. до н. э.), который использует мифы как исторический материал, но уже пытается отделить в них то, что может быть истинным, от того, что является вымышленным, стремится внести струю объективности в мифологические объяснения событий. Свою книгу "Генеалогии" ("Истории") он начинает словами: "Так говорит Гекатей Милетский: я пишу это так, как мне представляется истинным, ибо рассказы эллинов многоразличны и смехотворны, как мне кажется" Гекатей еще далек от того, чтобы целиком отвергать миф как исторический источник, он просто устраняет из мифа все то, что ему кажется совершенно невероятным, вымышленным, фантастическим.

Так, например, миф о том, что на мысе Тенар Геракл вывел из подземного царства "пса Аида" Гекатей "объяснял" следующим образом: "на Тенаре выросла ужасная змея, а "псом Аида" ее прозвали потому, что ужаленного ею ожидала немедленная смерть от яда, и вот эту-то змею Геракл и отвел к Эврисфею". Здесь важно то, что в общем мифологическом контексте проявляются зачатки критико-рационалистического анализа: высказывается сомнение в существовании жилища подземных богов, в котором обитают души умерших, а адский пес Цербер трактуется как обычная ядовитая змея.



Гекатею в его простых, безыскусственных и переплетающихся с фольклором рассказах еще далеко до последовательного рационалистического антимифологизма, он не отбрасывает миф как нечто неистинное, но уже закладывает традицию научной критики мифа. Заложенная Гекатеем традиция критико-рационалистическрго отношения к мифологии развивается и совершенствуется в трудах логографов последующих поколений - Гелланика Лесбосского, Дионисия Милетского, Харона Ламсаксского - вплоть до Геродота и Фукидида.


Вы читаете полную версию - "Миф не есть реальное прошлое"



Рекомендуем просмотреть